Иерусалимский синдром – отчет о болезни

Авторы: Анна Полещук, Лукаш Свенчицки

Пер. с англ. Н.Д. Фирсовой

 

Термин «иерусалимский синдром» был введен в 1982 году Яиром Бар-Эл из Центра психического здоровья Кфар Шаула, где в течение 13 лет (с 1980 по 1993 год) было замечено, что примерно у 100 человек в год развиваются психотические симптомы с религиозным содержанием, вызванные посещением Иерусалима, 40 из них требовали госпитализации.

В литературе отсутствуют свежие эпидемиологические данные о распространенности этого синдрома. По всей вероятности, феномен наблюдается с тех пор, как Иерусалим стал местом паломничества – об этом свидетельствуют некоторые случаи, наблюдавшиеся в средние века, и возросшая заболеваемость в XIX веке. Бар-Эл и его коллеги, в соответствии со своим клиническим опытом, выделили три основных типа людей, страдающих иерусалимским синдромом, в зависимости от психиатрической истории пациента и клинических проявлений. Они также продемонстрировали некоторые примеры из своей клинической практики.

Иерусалимский синдром

Тип I

К первой группе относятся люди с историей психического расстройства, которые приезжают в Иерусалим под влиянием религиозного бреда. Эта группа пациентов делится на четыре подгруппы.

Люди с первым подтипом убеждены, что они являются персонажами из Ветхого или Нового Завета. Израильские авторы описали случай, когда американец, страдавший шизофренией, отождествлял себя с Самсоном, был убежден, что у него есть миссия и пытался вытащить камень из Стены Плача.

Ко второму подтипу относятся люди, имеющие религиозную или политическую идею. Они посещают Иерусалим с целью в нем действовать. Например, австралийский турист, который поджег мечеть Аль-Акса в 1969 году и таким образом вызвал кровавые беспорядки, длившиеся несколько дней.

Люди с третьим подтипом имеют некоторые волшебные идеи относительно целебных свойств Иерусалима. Считается, что писатель Гоголь страдал этим подтипом синдрома, но достоверно это не установлено.

Люди с четвертым подтипом несколько раз приезжают в Иерусалим из-за рецидива болезни, руководствуясь бредом, касающимся своей семьи. В этом случае трудно объяснить, каково значение Иерусалима в развитии их психоза и что является непосредственной причиной посещения этого города.

 

Тип II

Вторая группа состоит из людей с расстройствами личности или идеей фикс, у них нет подтвержденных психических заболеваний, хотя их странные религиозные идеи не далеки от бреда. Они действуют в основном группами, реже в одиночку. Вероятно, это довольно большая часть страдающих иерусалимским синдромом, их группы заметны в святых местах, но обычно психиатрические службы на них не реагируют.

 

Тип III

Третий тип иерусалимского синдрома, также называемый «несмешанным» или «чистым», считается наиболее интересной формой и включает относительно небольшое число пациентов. Он развивается у ранее здоровых людей (без истории психотических расстройств, значительных проблем с работой или семьей или злоупотребления психоактивными веществами). Они прибывают в Иерусалим как обычные туристы без особой миссии или цели. Обычно их сопровождают их друзья или родственники в организованном туре по странам Средиземноморья. У этих людей иерусалимский синдром развивается в семь этапов.

Вначале они озабочены, взволнованы, напряжены и имеют другие неспецифические симптомы. Затем они хотят отделиться от группы и посетить Иерусалим в одиночку. За этим следует необходимость в принятии ванн и душа, навязчивое подстригание ногтей на руках и ногах. Они носят белую простыню и кричат или поют громко псалмы или стихи из Библии. В конечном итоге они отправляются в одно из святых мест, чтобы «проповедовать», бессвязно призывать к моральному поведению. У этих пациентов нет зрительных или слуховых галлюцинаций, они знают, кто они, и не притворяются кем-то другим. Симптомы разрешаются через 5-7 дней. Короткий психотический эпизод завершается полным выздоровлением. Такие пациенты нуждаются в лечении и, как правило, получают его, но выздоровление бывает спонтанным и не обязательно связано с лечением. Известно, что отъезд из Иерусалима облегчает лечение и часто необходим для выздоровления. После выздоровления пациенты помнят свое поведение и стыдятся этого, они не хотят говорить о своих действиях и возвращаться в Иерусалим.

Авторы из Иерусалима считают, что в основе этого типа синдрома раскол лежит между идеалистическим образом священного города у людей, выросших в религиозных семьях, и настоящим Иерусалимом, современным городом, являющимся центром религиозных конфликтов.

Вероятно, подобные психиатрические симптомы возникают и у людей, посещающих Мекку, святые места в Индии и христианские места поклонения Деве Марии, однако они плохо документированы.

 

Описание случая

62-летнюю женщину ее семья привезла в больницу прямо из аэропорта после прибытия из Израиля. Она была с мужем в туре по Израилю и Египту. Ее мужу пришлось организовать более раннее возвращение из-за ухудшения ее психического состояния. Внезапно она впала в возбуждение, у нее появились перепады настроения, бессонница. Она сосредоточилась на чистоте своего окружения, лизала пол в гостинице. Пациентка демонстрировала странное поведение, во время осмотра достопримечательностей давала людям воду, утверждая, что это вино, не хотела покидать церковь, горячо молилась и желала покинуть туристическую группу, заявила о намерении поступить в орден. Она ударила себя в живот, будучи убежденной, что одержима.

В прошлом, около 20 лет назад, пациентка однажды была госпитализирована в психиатрическое учреждение. Во время собеседования ее муж (документация, касающаяся последнего пребывания пациентки в больнице, не была доступна, позже больная призналась, что спрятала ее) описал предыдущий приступ как острый психотический эпизод, который был связан с их посещением Ватикана и рабочей поездкой в Турцию. Принимая во внимание временной промежуток, мужу пациентки было трудно вспомнить все события в подробностях. Психиатрическую помощь она получала недолго и нерегулярно, после первого приступа ей назначали трифлуоперазин.

Пациентка замужем более 20 лет, имеет одного сына. В то время она была на пенсии, а прежде с мужем работала в коммерции. Без проблем справлялась с работой и в течение нескольких лет помогала своей свекрови. Она узнала о разводе своего сына за несколько месяцев до настоящего эпизода, и это стало потрясением для нее. Семейная история психических расстройств была отрицательной, также она отрицала употребление алкоголя или наркотиков.

При поступлении она была поверхностно контактна, разговорчива, возбуждена, с изменчивым настроением, раздражительна, демонстрировала бред религиозного содержания и бредовое отношение к мужу и священнику, сопровождавшими ее в путешествии.

После поступления были срочно проведены основные лабораторные исследования, электрокардиограмма и компьютерная томография головного мозга. В анализах не было обнаружено никаких отклонений. В течение первых трех дней пациентка получала оланзапин в дозе до 20 мг в день (вначале в виде внутримышечных инъекций, позже перорально). Принимая во внимание отсутствие эффекта этого лечения, оланзапин заменили галоперидолом в дозе до 15 мг в день сначала внутримышечно, затем перорально. Сразу после введения препарата состояние улучшилось.

Во время пребывания пациентки в больнице умерла свекровь, о которой она заботилась. В этот период она время от времени принимала гидроксизин перорально, поскольку переживала и с трудом могла уснуть. Выписалась через 30 дней, полностью выздоровев, с осознанием своей болезни и предписанием принимать 8 мг галоперидола в день. Пациентка и ее муж решили, что больше никогда не станут посещать места, связанные с религиозным культом.

 

Обсуждение

У описанной пациентки развитие острого психотического эпизода было напрямую связано с визитом в Иерусалим в туристических целях. В ее поведении можно увидеть некоторые этапы развития «чистого» или «несмешанного» иерусалимского синдрома, продолжительность психиатрических симптомов была относительно короткой, они прекращались почти сразу после введения антипсихотических препаратов.

Диагноз иерусалимского синдрома третьего типа у этой пациентки подвергается сомнению историей ее предыдущего психотического эпизода 20 лет назад, который, в свою очередь, был связан с посещением Ватикана. Однако, принимая во внимание течение и клинические проявления расстройства, диагностические критерии шизофрении не подтвердились. Среди разных авторов нет консенсуса по вопросу, является ли иерусалимский синдром особым, специфическим расстройством, или рецидивом шизофрении. Остается открытым вопрос, является ли Иерусалим и его значение для посетителей патогенным фактором, или это всего лишь фактор, который усугубляет предшествующую патологию и формирует содержание иллюзий и место, где поведение больных людей становится более заметным.

Авторы термина «несмешанный иерусалимский синдром» подчеркивали, что у них не было информации о дальнейшем развитии болезни у людей с этим синдромом, и это затрудняет полное понимание данного феномена. Принимая во внимание острое начало, относительно короткую продолжительность симптомов и его особенности, у пациентки было диагностировано острое полиморфное психотическое расстройство без признаков шизофрении в соответствии с критериями ICD-10.

Симптомы, возникшие у описанной пациентки, можно рассматривать в более широком контексте расстройств, встречающихся у путешественников. Несколько авторов описывают ряд факторов, влияющих на психическое состояние людей, которые путешествуют: изменение повседневной жизни, незнакомое окружение, близость иностранцев или незнакомцев, бездеятельность, чувство изоляции и межкультурные различия. В случае описанного иерусалимского синдрома эти факторы в сочетании с особым значением Иерусалима для евреев, христиан и мусульман могут спровоцировать острый психотический эпизод. В свою очередь, для развития схожего синдрома Стендаля или синдрома Флоренции, важны эмоции, вызванные произведениями искусства, собранными во Флоренции. Посетители в этой ситуации также испытывают беспокойство или даже психотические симптомы. Название синдрома происходит от имени французского писателя, который испытал дежавю и волнение в такой ситуации. По словам автора этого термина Магерини, такие реакции происходят обычно у людей с историей психических расстройств (аналогично иерусалимскому синдрому).

Следующим примером психических расстройств, возникающих в связи с путешествиями, являются психотические симптомы у людей, которые заблуждаются в аэропортах (синдром удивления в аэропорту или синдром аэропорта). В отличие от страдающих иерусалимским синдромом, они не осознают своей личности, откуда они приехали и куда направляются. У некоторых из них симптомы разрешаются после отдыха, однако чаще это затрагивает людей с предыдущими психотическими расстройствами, которые под влиянием психического заболевания прибывают в аэропорт, не обязательно собираясь путешествовать.

Также описаны психотические, аффективные и невротические симптомы у японцев, посещающих Париж, обычно называемые парижским синдромом. Важную роль здесь приписывают иностранному языку, культурным различиям, чувству изоляции, а также разрывом между потребностями путешественника и реальным образом города и его граждан. В этом случае мы также можем найти людей с предыдущими психическими расстройствами и других, у которых симптомы развиваются спустя некоторое время после прибытия во Францию.

В заключение, у некоторых людей с историей психического расстройства, путешествия в места, вызывающие сильные эмоции, могут спровоцировать эпизод болезни, хотя такое может происходить и с ранее здоровыми людьми. Для лиц без истории психических расстройств с третьим типом иерусалимского синдрома важно раннее врачебное вмешательство, отъезд из Иерусалима и контакт с семьей. Эти меры предотвращают развитие полномасштабного заболевания и способствуют оперативному восстановлению.

В клинической практике важно учитывать место назначения путешествующего пациента и возможные факторы, способные спровоцировать рецидив. Имеет значение обеспечение пациента и его компании правильной информацией во время поездок.

Являются ли психиатрические симптомы иерусалимского синдрома острым психотическим расстройством с хорошим исходом или же рецидивом шизофрении, по-прежнему следует рассматривать в каждом отдельном случае индивидуально.

 

Второй отдел психиатрии Института психиатрии и неврологии
Заведующий кафедрой проф. Тадеуш Парновски